c045843e     

Анисимов Андрей - Близнецы 1 (Добрый Убийца)



ДОБРЫЙ УБИЙЦА
Андрей АНИСИМОВ
Анонс
Когда-то он был следователем. Хорошим следователем.
Слишком хорошим, чтобы не нажить себе врагов.
Теперь он - частный детектив Человек, который пытается забыть свое прошлое Но иногда прошлое возвращается...
Возвращается - когда гибнет в тюремной больнице при загадочных обстоятельствах его старинный враг, а затем одного за другим убивают двух музыкантов И именно он начинает расследование обстоятельств их гибели.
Часть первая
ТЕАТРАЛЬНЫЙ КОНТРАКТ
Вместо пролога
Аэропорт Пятигорска в девять часов вечера опустел. Последний рейс на Батуми давно объявили, и народ, прихватив сумки, баулы и пакеты, ринулся в узкий проход, где ручную кладь выборочно осмотрели сотрудники безопасности. Проход вел в отстойник.

В сетчатом металлическом загоне пассажиров встретила стюардесса с худым долгоносым лицом и сросшимися бровями.
В зале остался один старик-нищий. Бродяга пребывал в одежде на все времена года. Зимнюю шапку он держал в руке, распахнутая куртка на синтепоне показывала давно не мытую грудь, на которой поблескивала цепочка с золотым крестом, а ноги, обутые в летние сандалии, продолжали топтаться возле входа.

Ждать милостыню было не от кого, но нищий не уходил. Видно, попрошайка имел чутье и ждал не зря.
В двери аэровокзала вошел молодой мужчина с волнистыми рыжеватыми волосами, одетый в длинное коричневое пальто. В левой руке вошедший держал кейс. Сделав несколько шагов, он остановился и запустил свободную правую руку в карман.

Нищий мгновенно превратил лицо в просящую маску и согнулся с протянутой грязной ушанкой. Но прохожий извлек из кармана брюк не подаяние, а билет на батумский рейс. Нищий не отходил.
- Я хочу есть, - сердито заявил бродяга, сделав шаг к опоздавшему пассажиру.
Тот посмотрел на него сумрачным взглядом, снова полез в карман и вынул сторублевую бумажку.
- Ты веришь в Бога, старик? - спросил мужчина, придерживая купюру возле носа нищего.
- Видишь, я не пропил золотой крест, - ответил попрошайка и потрогал золотую цепочку с крестом на своей груди.
- Тогда возьми деньги, покушай и помолись за меня.
- Спасибо, сынок. Я обязательно попрошу, чтобы Господь воздал тебе за доброту, но за кого мне молиться? - вопрошал нищий. - Назови себя.
- Для Господа имя не важно. Он каждого из нас знает. Ты помолись, и Он поймет, - ответил благодетель и быстро зашагал к секции регистрации пассажиров.
Регистрация закончилась, и стойка опустела.
Рыжеватый отыскал дежурного, убежденно и долго с ним о чем-то говорил. Сообразив, что слова не помогут, достал бумажник. Жест подействовал.

Взятка исчезла в глубинах синего кителя.
- Проходи. Но если самолет улетел, претензий мне не высказывай, - открывая служебную дверь, предупредил дежурный. , Долгоносая стюардесса давно увела своих пассажиров, и опоздавшему пришлось одному через все летное поле бежать к самолету.
Он только успел подняться на трап, как взревели двигатели.
Пристегивая ремень, едва не отставший путешественник подумал, что не зря подал старику. Господь уже явил ему свою милость и задержал вылет.
Половина кресел пустовала. Летать самолетами стало слишком дорого, и народ старался обходиться наземным транспортом. Рыжеватый уткнулся в круглое окошко. Навстречу медленно поползли огоньки аэродрома.

Подрагивая корпусом, металлическая махина двинулась, не спеша развернулась, приостановилась, постояла, словно набирая в легкие воздуха, потом вздрогнула, взревела всей своей мощью и понеслась вперед.
Через минуту огоньки летного поля остались вниз



Назад