c045843e     

Аникин Андрей - Вторая Жизнь



Андрей Владимирович АНИКИН
В повестях и рассказах, вошедших в книгу, нет странствий во Вселенной
или человекоподобных роботов. Автор исследует возможные варианты известных
исторических событий, в увлекательной форме повествует о проблемах
многовариантности истории и роли личности в ней, детерминированности
действий людей и свободе воли, моральном облике власти. Автор известен
своими научно-художественными и научно-популярными работами по экономике и
истории.
ВТОРАЯ ЖИЗНЬ
Умрешь - начнешь опять сначала,
И повторится все, как встарь:
Ночь, ледяная зыбь канала,
Аптека, улица, фонарь.
А л е к с а н д р  Б л о к
Вчера уехал мой московский гость - внук Сережа. Приезжал навестить
старика, да заодно и отдохнуть от суеты столичной. За два вечера я
рассказал ему эту странную историю. Сережа взял с меня слово записать ее,
вот я и пишу.
Слава богу, времени теперь хоть отбавляй - покопался часок в огороде,
и, глядишь, спина заныла. А ведь дело привычное: агроном, пусть и бывший.
Да спина стала часто ныть, вроде то место, где в девятнадцатом ранило меня
под Орском, когда нас гвоздила артиллерия белых...
Однако за дело.
Я кончил в четырнадцатом году Петровскую академию. На фронт под
Варшавой попал в чине прапорщика. Там я, слегка лишь хлебнув окопной
грязи, заболел сыпняком.
Меня отправили в Могилев в госпиталь, а оттуда почему-то перевели в
местную больницу: наверно, госпитали были забиты ранеными. Я стал совсем
плох, врач прямо сказал: молодой человек, если хотите что-нибудь сообщить
родным, то поторопитесь. Перевели меня в особую палату, там на второй
койке лежал страшно худой, обросший черно-седой бородой человек.
Ночью я очнулся от тяжелой дремоты и увидел, что сосед смотрит на
меня блестящими воспаленными глазами.
- Вы не хотите спать? - свистящим шепотом спросил бородатый.
Я покачал головой, язык мне плохо повиновался.
- Я хочу вам кое-что сказать. Ваше лицо внушает мне доверие, а
впрочем, у меня нет выбора...
Он помолчал. Потом сказал, пристально глядя на меня:
- Это кончается моя вторая жизнь. И я знаю, третьей не будет... Двух
с меня вот так хватит...
Он провел ребром ладони по горлу, а я сквозь жар подумал: ко всему
еще сумасшедший. Бородатый угадал:
- Я говорю в самом буквальном смысле и во всем отдаю себе отчет. Тут
нет никаких символов, никакой игры словами. Если хотите слушать, я
расскажу.
Я прочистил горло и сказал, что слушаю.
- Всегда я знал, что живу вторую жизнь, но знал как-то туманно, не до
конца. А теперь уверен. Я ведь читал индийскую философию про переселение
душ и прочее. Но это мистика, чепуха. А вот за мою историю эти переселенцы
дорого бы дали... Вам наверняка случалось говорить себе: эх, кабы мне
прожить жизнь или хоть часть ее еще раз! Как бы я славно все поправил, не
сделал роковых ошибок, обошел стороной такую-то яму, не мучился
угрызениями совести от такой-то подлости. Ну, это сродни мечтам Фауста,
что ли...
Я кивнул головой: мол, согласен, понимаю.
Была темная ночь, тени от пламени свечки метались по стенам, и этот
человек... Да у меня жар под сорок. Кризис при сыпняке - это пережить
надо...
- Так вот, - продолжал бородатый, - вообразите человека одаренного,
может быть, талантливого, который сам губит свои способности. Человека, от
природы отнюдь не мерзавца, который в известных обстоятельствах делает
подлости. Он проходит мимо настоящей любви, не замечая ее, и совершает все
новые непоправимые ошибки... Такой человек родился в 1813 году в
Петербурге. Это



Назад