c045843e     

Андрюхин Александр - Десятый Круг Ада



Андрюхин Александр Николаевич
Десятый круг ада
Пролог к первой части
Впервые в жизни глава Внешэкономбанка Валерий Быстрицкий на заседании
коллегии московских банкиров забыл отключить сотовый. Банкир всегда
отличался собранностью, но в то утро был непривычно рассеян. У него щемило
сердце. Не болело, а именно щемило, как щемит оно по чему-то давно
безвозвратно ушедшему. Под утро ему приснилась пропавшая дочь. Она
встретилась по пути к банку, что, говорят, к плохому. Валерий Дмитриевич
покачивался на заднем сиденье персонального автомобиля, а дочь на гоночном
мотоцикле неслась навстречу. Перед носом Машины мотоциклистка сделала лихой
вираж, сняла шлем и сказала отцу: "Ты скоро меня увидишь, но это буду не
я..." В то же мгновение она с ревом умчалась, не обняв и не поцеловав отца
после девятилетней разлуки, а тот приказал водителю разворачиваться и
неожиданно проснулся.
За окном светало. Под боком сопела жена. Что означали слова дочери,
банкир не понял, хотя во сне, кажется, догадывался, о чем шла речь. Точнее,
думал, что догадывался. Но это во сне...
- Какой сегодня день? - спросил он у жены, тронув её за плечо.
- Пятница, тринадцатое, - сквозь сон пробормотала супруга и снова
засопела.
"Пятница... тринадцатое октября... Что бы это значило?" - подумал
банкир, сел и стал нащупывать тапочки. Под впечатлением сна прошло утро. Он
вспоминал интонацию, с какой дочь произнесла странные слова, и не мог
отделаться от мысли, что такой интонации больше ни у кого нет. В этом
Валерий Дмитриевич мог поклясться. И облик, и голос, и запах, и даже манера
трогаться на мотоцикле с места - все было её. К чему это ему приснилось, да
ещё под пятницу?
Из-за этого сна банкир упустил главное событие, ошеломившее в то утро
москвичей, - убийство президента строительной корпорации "Домострой"
Анатолия Смирнова. Он был застрелен в ванной в собственном загородном доме.
"А ведь буквально на днях корпорация утвердила проект серийного
строительства недорогих домов, - обсуждали перед заседанием банкиры. -
Кто-то очень сильно не захотел, чтобы квартиры в Москве были дешевыми".
Только Быстрицкий не участвовал в обсуждении. Он сразу же прошел в зал
заседаний, сел на свое место и задумчиво уставился на графин.
От раздумий банкира оторвал звонок из собственного пиджака. Сотовый
зазвонил именно в тот момент, когда президент Ассоциации московских банков
обратился к собравшимся со своим извечным вопросом: "Что делать?"
- Что делать, господа банкиры, бедным частным банкам в период
насильственного удерживания рубля? - вопрошал председатель. - В очередной
раз ложиться под Центробанк или продолжать самостоятельную политику?
Вот на этой идиотской паузе его мобильник и нарушил растерянную
тишину. Банкиры устремили взоры на коллегу, а он, вместо того чтобы
отключить телефон, извлек его из кармана и, прикрыв ладошкой рот,
прошептал:
- Быстрицкий слушает.
- Отдел по борьбе с организованной преступностью, - сурово донеслось
из трубки. - Вас беспокоит полковник Кожевников.
- Вы не могли бы позвонить через час? У нас очень важное заседание, -
прошептал Быстрицкий, виновато улыбнувшись товарищам-финансистам.
- Дело не терпит отлагательства, - перебил полковник. - Это касается
вашей дочери...
- Что? Ее нашли? Она жива?! - воскликнул Валерий Дмитриевич, хватаясь
за сердце.
- Еще жива, - ответил полковник.
- Извините! - бросил банкир коллегам и поспешно покинул зал. - Где
она? Что с ней? Можно ли её увидеть? И что значит "еще жива"? - сыпа



Назад