c045843e     

Андреева Юлия - Двойник Жанны Де Арк



Юлия Андреева
Двойник Жанны де Арк
Самыми таинственными обстоятельствами жизни и смерти Жанны де Арк стали судебный процесс и казнь Орлеанской девы. Существует поверье, что всё это было только хорошо разыгранным спектаклем.
Легенда о спасении героини Франции покоится на одном труднообъяснимом происшествии: примерно через восемь лет после того, как в Руане была сожжена Жанна де Арк, она сама пожаловала в Орлеан. Жанну – теперь ее звали Жанной де Армуаз – встретила восторженная толпа. Ей подарили крупную сумму денег «за добрую службу, оказанную городу во время осады».
Гостеприимство, оказанное Жанне де Армуаз, приближение к королевскому двору и радость при встрече родственников необъяснимы. Неужели это и вправду была чудом спасшаяся Жанна де Арк?..
Множество историков и писателей на протяжении столетий пытаются решить эту головоломку. Свою версию случившегося предлагает Юлия Андреева в этой книге.
Автор выражает сердечную благодарность Юрию Романову за помощь в сборе исторического материала.
«Я о тебе не напишу»,
Склоняя стрелки циферблата,
Как не положено к нулю идти.
И брызгами заката,
Как будто влагою живой,
Тебя лечу, себя калечу.
В тебя вольюсь и сам не свой
Себя над пропастью замечу.
И буду помнить, что люблю.
Боль не поймет, что ты – утрата.
Страдая ревностью кастрата,
Я о тебе не напишу.
И слов расслышать не берусь
Моей трагедии нежданной
С последним криком: «Иисус!»
Ты на костре сгораешь Жанной.
Юрий Романов
Под знаменем Девы
Черное бархатное небо усыпано бесчисленными звездами, точно покров царицы небесной укрыл благословенную Лотарингию. Брунисента затянула колыбельную, которую пела ей нянька-сарацинка.
Протяжная то была песня и прекрасная, о неотвратимой судьбе и сокрушающем на своем пути все преграды рыцаре Любви.
– Уже поздно, барышня, – тронула ее за плечо нянька, – пожалуйте в светелку, голубица моя сизокрылая. Неровен час батюшка с гостем припожалуют. Девичья честь хрупка да нежна, словно цветочек аленький.

Стоит черному взгляду упасть косо, скукожится и порвется, словно певучая струна на лютне трубадура. Пойдемте лучше шелковые нити по цветам подбирать, узоры вышивать или пряжу прясть.

Придет гость долгожданный, а моя Брунюшка, яко праведница и белица, у окошечка сидит, иголочку в ручках держит, а пред ней свеча, точно лампада перед образом. Вот как надо жениху показываться.
Брунисента с тоской посмотрела на небо, образ царицы небесной теперь уже слабо читался сквозь крупные звезды. На лице девушки играли блики факела, который несла служанка.
С закатом солнца у ворот замка прозвучал рог, и отец сказал, что прибыл его старинный друг, тоже Гийом, Гийом ле Феррон. Много лет тому назад они условились, что когда-нибудь, когда выйдет срок, поженят своих детей. Поэтому граф велел дочери одеться в самые лучшие одежды и ждать в своей комнате.
С первым поручением Бруня еще как-то справилась, платьев у нее было всего-то два: одно – что на ней, и второе свадебное. Последнее было выкуплено отцом в монастыре за деньги немалые и строгих нравов настоятельницей Иолантой одобрено.

Это было лунного цвета платье с вышивками в виде анютиных глазок, сделанных монастырскими белицами. Длинные светлые волосы барышни расчесали и аккуратно уложили, украсив одной-единственной ниткой жемчуга. Вот и все свадебное облачение.

Кто-нибудь сказал бы, что дочка графа одета бедно да скромно, но Брунисента все равно этого не знала и очень гордилась своим нарядом.
В ожидании, когда же наконец откроется дверь и на пороге возникне



Назад