c045843e     

Андреев Павел - Пыль



Павел Андреев
Пыль
Солнце палило почти в макушку. Беготня за неуловимым противником по
виноградникам изматывала нещадно. Группы мальчиков с автоматами по 6-8
человек, выполняя приказы-корректировки групп управления, метались, пытаясь
выдержать дистанцию между друг другом и график выхода в контрольные точки.
Тех стратегов, что рисовали стрелки на картах, по понятным причинам не было
рядом с нами и они не смогли разделить нашего энтузиазма, вызванного
очередной вводной.
Пленный сидел в тени дувала на корточках. Неподалеку, уткнувшись своим
хоботом в мутный поток широкого арыка, стоял наш танк, подорванный этим
тщедушным худым человеком с мотыгой. Его взяли сразу после взрыва, он
прятался в винограднике, в который вели провода от мощного фугаса,
заложенного в тело маленького узкого мостика через широкий арык. Если бы не
война и серьезность случившегося, можно было подумать, что этот человек
хотел подобным образом избавить от ужасных мучений хлипкое, но каким-то
чудом выдерживающее жуткое давление многотонной стальной махины танка, тело
обычного мостика через арык.
Танкисты шустро сновали вокруг танка. Натужно гудели БэТэРы, пытаясь
помочь вытащить танк, оказавшийся в ловушке. Медленно, степенно, скрывая
силу своего течения, нес свои мутно-желтые воды арык. Эфир был наполнен
командами и обрывками фраз из рапортов и приказов. Батальон пытался не
расползтись по зеленке, сохранить порядок в кажущемся хаосе движения
разрозненных групп. Обычное состояние на проческе, когда кто-то попадает
между полупопий аллаха. Обычное "бежим-лежим."
Наша группа из восьми человек вылетела к мосту как раз к моменту
"раздачи слонов". Покрытые пылью, в хрустящих от пота ХэБэ,
обвешанные лифчиками, лентами от ПэКа и "мухами", выдрессированные
дембелем -- старшим сержантом Мишей Шикуновым -- мы, возглавляемые дагестанцем
Алибеком, выполняющим роль дозорного и минной собаки одновременно, видимо,
представляли колоритную картинку должников-интернационалистов.
Наше появление было явно заметно среди царившей деловой суеты
бронегруппы.
Держась в рамках неписанных законов, мы не стали изображать поход к
водопою в период засухи, а чинно продемонстрировали, как можно с толком
использовать себе на пользу подобные минуты отдыха. Быстро построились,
посчитались, "в затылочек" отбежали без лишнего шума в тень уже
подмеченного заранее дувала, соблюдая дистанцию прямого оклика, уважая
голосовые связки командира. Мгновенно легли, уже по заранее утвержденному
порядку определили очередность походов парами к арыку. Чтобы не придавать
праздности нашему присутствию, молодые остались стоять, изображая своими
тремя телами строй из шести человек, пока сержанты, я и Миша, бодро
засеменили с докладом в сторону комбата, стоящего в кружении других
офицеров.
Выслушав степенный, без подробностей и эмоций доклад старшего группы,
комбат, повернувшись спиной к нам обоим, сказал Мише просто и обыденно:
"Прочешешь, сынок, правый фланг до рубежа сушилки, что в 300 метрах от
нас дальше по арыку, там закрепишься и жди продолжения. Там и отдохнешь.
Ваша рота идет дальше. Вы остаетесь с бронегруппой. Все, вперед, сынок
!"
Второго "индейца" нашел Алибек. Когда мы его увидели, он уже
потерял интерес к происходящему и покорно взирал на остальных семерых
русских, что окружили его и с нескрываемым интересом мысленно примеряли его
шикарные кроссовки, веря заверениям Алибека, что денег у духа не оказалось.
Видимо, ссадина с левой стороны челюсти бедолаги была



Назад