c045843e

Андреев Павел - Двенадцать Рассказов



Павел Андреев
Двенадцать рассказов
Павел Андреев. Дождь
Посвящается моему другу Валере
Мы шли до края и за край,
И в риске и в чаду,
И все, с кем мы знавали рай,
Нам встретятся в аду.
...Когда рота остановилась на очередной короткий привал, было уже ясно,
что таким табором двигаться на злополучную вершину нельзя. Дальше подъем шел
по склону, который освещался луной. Ротный произвел перегруппировку перед
последним рывком.
Почему ротный выбрал Кубика - знали все. Но почему Кубик взял в
напарники его - уставшего, измученного молодого - никто так и не понял.
Кубик слыл в роте отмороженным - молчал, порой обкуривался "в дым", бил без
предупреждения, охотно идя на обострение отношений. Их в роте было трое
земляков, призванных из Алтайского села. Под дембель из этой дружной
компании алтайцев в живых остался только Кубик.
"Будешь идти след в след - "стоим - идем", стрижешь ушами, молодой?"
Вот и весь инструктаж.
Солдат двигался автоматически, порой с запозданием реагируя на условные
сигналы Кубика. Усталость брала свое, пара полученных "подач" от Кубика
только усилила напряженку. Луна светила предательски ярко, камни на склоне,
отполированные ветром и солнцем, блестели, создавая иллюзию прошедшего
дождя.
Подтянувшись на руках, Кубик резким движением перекинул тело на
площадку карниза, затем, сидя на корточках, огляделся и... неожиданно встал
во весь рост. Площадка освещалась луной. На фоне черного звездного неба и
сверкающих камней Кубик выглядел пришельцем из космоса. Его длинная
искаженная тень только усиливала внеземной эффект происходящего.
Накопившаяся усталость убила остатки логики и страха в голове молодого.
Восприняв поведение Кубика как знак отсутствия опасности, он, громко топая,
оступаясь, взобрался на площадку и подошел к дембелю.
Кубик повернулся к нему всем телом, словно прикрывая его,
растрепанного, от чьих-то нескромных глаз. "Шнурки развязались," - голос
Кубика был спокойным и слегка уставшим. "Где?" - не понял молодой. "На
правом ботинке," - уже жестко, но тише произнес Кубик. Присев на левое
колено, Кубик, не меняя интонации, сказал: "Спокойно, урод. У меня за спиной
духи. Там точка с ДШК. Мы для них, как в тире. Они прозевали нас, а мы их.
Да не крути ты шарабаном, черт. Слушай сюда. Сейчас я встану и повернусь к
ним. Ты из-за моей спины кинешь гранату -и сразу за тот камень," - Кубик
слегка повел головой в сторону большого камня на краю площадки. Между ним и
склоном была небольшая щель.
Кубик медленно встал, отряхивая колено. "Шурави, бакшиш!" - раздался
крик, и они услышали, как что-то покатилось к ним со склона. "Гранаты," -
успел подумать молодой. Сильный толчок от Кубика кинул его на камень. Падая
в щель лицом вниз, он на мгновение опередил одновременный взрыв нескольких
гранат, накрывший всю площадку. Несколько тугих горячих ударов в спину и
ноги заставили его инстинктивно вжаться в спасительную щель. Он слышал, как
взорвалась ответная граната, брошенная Кубиком. Затем пространство вокруг
него наполнилось упругими, теплыми струями воздуха. Что-то гулко хлопало,
отскакивая от камней, повторяя, словно эхо, равномерный кашель духовского
ДШК. Он почувствовал неожиданную слабость и с ужасом понял, что самым
бесстыдным образом засыпает, не имея возможности и сил противостоять
нахлынувшей на него мягкой, приятной беспомощности. Растекаясь по каменной
щели, успел только подумать: "Я так и не кинул гранату..."
...На улице шел дождь. Капли монотонно долбили обшивку машины.



Назад