c045843e

Андреев Леонид - 'три Сестры'



Андреев Леонид
"ТРИ СЕСТРЫ"
В свое время я не видал "Трех сестер" в исполнении артистов
Художественного театра и только на днях выполнил эту повинность. С точки
зрения газетного фельетона, в котором читатель ищет новенького, свеженького,
непременно отражающего настроение данной минуты, казалось бы, поздно говорить
о том, что когда-то вызвало каскад газетных и журнальных статей, было
взвешено, оценено, обсуждено и куда-то запрятано, куда прячутся все отшумевшие
злобы дня. Но это ошибка. "Три сестры" еще не выпали из текущей жизни, и на их
место не выросло ни одного нового зуба; "Три сестры" идут два-три раза в
неделю, они выдерживают тридцатое, кажется, представление, они каждый раз
собирают полную зрительную залу, они продолжают так или иначе влиять на толпу
- и забывать о том, что почти каждый вечер творится в Каретном ряду, в этом
маленьком снаружи, но огромном внутри здании, неразумно и несправедливо.
Ограничивать разговоры о пьесе одним первым ее представлением это то же, что
кричать "караул" при первом ударе кулака, а последующие удары принимать молча,
делая вид, что это тебя не касается; это одна из вредных газетных условностей,
созданных слепой и неразумной погоней за новостями дня. До высокой степени
курьезности доходит такая погоня: загорись сегодня Москва, завтра все газеты
трубным гласом возопиют о пожаре, но продолжай он гореть неделю, месяц - и
современный журналист, только что спаливший на пожаре свою великолепную
бороду, сочтет долгом о таковом несвоевременном событии умолчать и
добросовестно сообщить, сколько и каких балерин вышло замуж в текущем месяце.
Кстати: выходящие замуж балерины - это новый отдел, открытый существующей в
Москве газетой под названием "Новости дня". Смею надеяться, что почтенный
орган не замедлит своевременно сообщить о последствиях заключенных браков,
конечно, в том случае, если это не потребует обременительных издержек на
содержание при редакции особого профессионального репортера - повивальной
бабушки.
А то, что почти каждый вечер творится в Художественном театре, в высшей
степени любопытно и поучительно. Талантливый кулак действует более чем
исправно, и наносимые им удары с силой отзываются в тысячах голов и сердец. И
добрые люди предупреждали меня:
- Не ходите, не портите себе сна, настроения и аппетита. Сходите
куда-нибудь в другое место. Вот, говорят, на Ваганьковском кладбище новенькие
памятники есть: прогуляйтесь, надписи почитайте, все веселей.
- Но неужели же так сильно действует? - не доверял я.
- Поверьте, что так. Сам я не был и не пойду, так как только с той недели
начал полнеть и очень этим обстоятельством дорожу. А вот сестра была. Пришла
из театра ничего: "ах, Андреева, ах, Книппер", а ночью истерика, валерьянка и
скрежет зубовный. И у вас в комнате я видел на потолке крюк - так если на
"Трех сестер" пойдете, то крюк этот выньте... На что он вам?
И много таких доброжелательных речей услышал я. У кого сестра, у кого жена
или брат, а кто и сам пострадал, и всякий предупреждает: "не ходите". И
всякому я отвечал:
- Пустое. Выдержу.
Действительно, нелепыми и комичными казались мне все эти предупреждения,
преувеличенно, думалось мне, передававшие впечатления от пьесы. Как бы ни
талантлива была драма и как бы ни хороша была игра, но мы все настолько
привыкли к театру, что уже не можем отдаваться так бесконтрольно его
внушениям. После "Гамлета" мы с аппетитом едим филипповские пирожки, и
перемененная калоша, не налезающая на ногу, способн



Назад