c045843e

Андреев Даниил - У Демонов Возмездия



Даниил Андреев
У демонов возмездия
Поэма
1
Тускнел мой взор... власа редели...
Но путь был четок, хоть не нов:
Он вел меня в Наркомвнуделе
По твердой лестнице чинов.
- Ваш дух был строг, а руки - чисты, -
Нарком промолвил, мне вруча
Значок Почетного Чекиста
В футляре, блестком как парча.
Я бодро поднимался лифтом
В этаж "Особо важных дел",
С врагами сух был и глумлив там,
Иль чертом в душу к ним глядел.
Фамилия... знакомый звук вам
К чему теперь?.. Но в годы те
С партийной четкостью, по буквам,
Ее писал я на листе.
Из них любой - путевкой смерти
Или путевкой в лагерь был,
Но я так верил, - и, поверьте,
Вливал в работу честный пыл.
Я стал размеренной машиной
И гнал сомненья. Довод прост:
Ведь - шутка ль? - сам непогрешимый
Нам доверяет этот пост.
К тому ж работа мне дарила
Порой конфетку: в этот час
Я невозбранно, как горилла,
Мог бить подследственных меж глаз;
Тех, кто вчера кичился рангом,
Упрятать в каменный мешок,
Хлестать по телу гибким шлангом
Иль просто взглядом вызвать шок.
Ценя и отдых, я в футболе
Весь шик ударов понимал,
И сын мой был в кремлевской школе
Весьма "продвинут", хоть и мал.
Я ждал - и сердце замирало,
Что буду завтра, как герой,
Блистать лампасом генерала,
А после - маршальской звездой.
...Утяжеляя злодеяниями эфирную ткань собственного существа,
этим он обрекает себя катастрофическому срыву в глубь миров,
как только прекратится существование физического тела,
позволявшего удерживаться на поверхности.
2
Списывать душу за душами "в нети" -
Это был мой
Долг.
Я то молчал, то рычал в кабинете,
Как матерОй
Волк.
"Пом" говорил, подытожив таблицей
Груду бумаг,
Что
Явных врагов арестовано тридцать,
А просто так -
Сто.
...Чем-то острее когтей леопарда
Стиснулась грудь
Вдруг.
Молния мысли - "Инфаркт миокарда!!" -
Канула в муть
Мук.
Дальше - провал. Мимолетные кадры:
Алый венок...
Гроб...
Пышная речь... Министерские кадры...
Множества ног
Топ, -
Траурный марш, - и в отчаяньи, злобе,
Ярость кругом
Лья,
Еду куда-то на собственном гробе,
Точно верхом,
Я.
Мглистый, туманный, разутый, раздетый,
Я среди дня
Дрог...
Хоть бы один из процессии этой
Видеть меня
Смог!..
Помнится острый озноб от догадок:
- Умер!.. погиб!..
Влип!..
И самому мне был тошен и гадок
Собственный мой
Всхлип.
...В первые часы посмертия он теряет всякий ориентир.
Уясняется, что, веруя прежде в смертность души, он убаюкивал
самого себя.
3
Не знаю где, за часом час,
Я падал в ночь свою начальную...
Себя я помню в первый раз -
Заброшенным в толпу печальную.
Казалось, тут я жил века -
Под этой неподвижной сферою...
Свет был щемящим, как тоска,
И серый свод, и море серое.
Тут море делало дугу,
Всегда свинцово, неколышимо,
И на бесцветном берегу
Сновали в мусоре, как мыши, мы.
Откос покатый с трех сторон
Наш котлован замкнул барьерами,
Чтоб серым был наш труд и сон,
И даже звезды мнились серыми.
Невидимый - он был могуч -
Размеренно, с бесстрастной силою,
Швырял нам с этих скользких круч
Работу нудную и хилую.
Матрацы рваные, тряпье,
Опорки, лифчики подержанные
Скользили плавно к нам в жилье,
Упругим воздухом поддержанные.
Являлись с быстротою пуль -
В аду разбиты, на небе ли -
Бутылки, склянки, ржа кастрюль,
Осколки ваз, обломки мебели.
Порой пять-шесть гигантских морд
Из-за откоса к нам заглядывали:
Торчали уши... взгляд был тверд...
И мы, на цыпочках, отпрядывали.
Мы терли, драяли, скребли,
И вся душа была в пыли моя,
И время реяло в пыли,



Назад