c045843e Нами выполняется укладка половая доска в Новокузнецке компанией СтройСервисНК

Андреев Алексей - Страх



Алексей Андреев
СТРАХ
Его боялись все. При одном его имени люди вздрагивали, бледнели,
переходили на едва слышимый шепот и начинали испуганно крутить головой. Если
дул ветер, то все начинали вслушиваться, пытаясь распознать, не несет ли он
свист и дыхание чудовища. Когда появлялись тучи, люди пригибали головы и
исподлобья тревожно всматривались, не скрывается ли за одной из них
неведомый зверь. И каждый раз, когда наступали сумерки, все окна закрывались
тяжелыми досками, двери вгрызались зубастыми запорами в стены, гасился свет,
и испуганные тени сидели, покорно прижимаясь друг к другу. Они ждали.
И если в ночи раздавался тихий свист сменяющийся истошным криком, то все
вздрагивали и... облегченно вздыхали, отводя друг от друга глаза
А утром они насторожено косились из окон, дожидаясь, когда мимо провезут
наглухо заколоченный гроб, скрывающий внутри скрюченное тело. Говорили, что
рассудок человека не в состоянии вынести вида жертвы чудовища, поэтому
обряжать, класть ее в гроб и заколачивать крышку полагалось слепцам и
слабоумным, которые этим кормились и были довольны настолько, насколько
позволял им собственный страх. Лишь после этого родственники быстро
прощались с сырыми, шершавыми досками и, опасливо взявшись за края, поспешно
уносили гроб на кладбище. Все похороны в селении давно были малолюдными,
быстрыми и однообразными
Иногда свист раздавался днем, и тогда все бросали работу, стараясь
спрятаться, укрыться от страшного ока. Они кидались в дома, распластывались
на земле, залезали в пещеры, пытаясь стать меньше, незаметнее слиться с
окружающими предметами, пропасть на их фоне. И души их были полны ужаса, а
тела корчились в неподвижных, мучительных судорогах
Имя его произносилось редко, почти никогда, но мысли о нем отражались в
согнутых спинах, испуганно бегающих глазах, отпечатывались на настороженных
лицах. Мысли эти были мерилом всего, что происходило. Что бы люди ни видели,
что бы они ни чувствовали, что бы ни ощущали, первой всегда была мысль о
том, а не может ли это предвещать появление чудовища. Многие пытались это
появление как-то предсказать, найти какие-то приметы, но все было тщетно.
Оно появлялось внезапно, находило свою жертву и так же внезапно пропадало,
оставляя после себя изувеченный судорогами труп. Только по свисту можно было
догадаться о его приближении, но тогда спасаться было поздно. Да и
невозможно. Никакие двери, пещеры, стены, запоры от чудовища спасти не могли
и все это знали. Все знали и о том, что единственным человеком, способным
заранее почувствовать приближение чудовища, была его жертва. Словно какая-то
нить протягивалась между ними, невидимая и нерасторжимая. Словно было нечто,
какая-то несмываемая печать, которая появлялась на жертве незадолго до
конца, какой-то запах или свет, не ощутимые для всех, кроме нее и чудовища.
Никто не знал, откуда эта уверенность появилась, потому что жертвы никогда
об этом не говорили, наоборот, они изо всех сил старались вести себя, как ни
в чем не бывало, до конца не веря в свои предчувствия, еще надеясь, что
пронесет, что все это просто почудилось со страху. Но руки их уже бросали
работу, глаза наполнялись болью, а ноги сами несли к дому в бессмысленной
надежде спрятаться, спастись. Только самые близкие что-то чувствовали, но
страх был сильнее их, и они не могли ничем помочь. Они выскакивали из дома и
бежали к соседям, на ходу лихорадочно придумывая какое-нибудь неотложное
дело. И, ежеминутно ожидая свиста и страшного кр



Назад