c045843e

Андреев Алексей - Охота На Крыс (Перевал Странников - 2)



Алексей АНДРЕЕВ
ОХОТА НА КРЫС
(Перевал странников - 2)
... Пришла иная жизнь, мне ничего не жаль,
Дорога на Восток, сражения за веру
И слава впереди заслуженная, но
В тени колоколов, карниз когтями сжав,
Касаясь клювом звезд, гранитная химера
С немым отчаяньем глядит в глухую ночь.
Э. Р. Транк
Но у дверей стеклянных стоя,
Там не увидишь ничего
Смерть - только Вечное Пустое,
Вся пустота - для одного...
Ян Ингварс
Пролог
Пламя свечи прекратило свою пляску и, вытянувшись в струну, замерло...
Со стороны могло показаться, что даже огонь боится разгневать своей
пляской мага, неподвижно застывшего в кресле. Взгляд карих глаз терзал
внутренности хрустального шара, неясно мерцавшего синим светом. Образы рождал
этот свет, и Мерлин видел группу всадников, готовых к дальней дороге. Маг
смотрел на суровые лица ведьмаков-воинов и просторы Руси. Пашни, леса и дороги
расстилались перед всадниками, и не было силы, способной спрятать путников от
всевидящего ока пелентара.
Вид тех, за кем наблюдал Мерлин, мог удивить кого угодно. На первый взгляд
в отряде не было ничего особенного: двое русов в воинских доспехах, девица.
Правда, девушка была одета по-ханьски, да и оружие путешественницы
выдавало родство с этим народом. На кожаной перевязи, на гибкой талии, висели
два меча цзянь. На первый взгляд девица казалась лишней, даже неуместной в
отряде опытных воинов. Лишь вглядевшись внимательно, можно было заметить в ее
повадках манеру опытного воина, притом привыкшего сражаться верхом. Да и
тусклый взгляд глаз, видевших не одну смерть, с головой выдавал в ней опытного
воина. Но некому было смотреть в глаза Кетрин, грозе караванов, в великой
степи.
Чуть позади ехали еще двое всадников. Вот на них-то и стоило посмотреть
внимательнее.
Чернокожий гигант со щеками, щедро украшенными ритуальной татуировкой, в
компании с тройкой русов, постороннему оку казался немного непривычным. Один
двуручный меч со странным расширением на конце клинка чего стоил! Сизая,
боевая сталь отливала синевой, и странные символы, напоминающие птичьи следы,
испещряли поверхность металла. Путник не скрывал оружия, меч без ножен просто
лежал у него на плече, как селянин носит оглоблю.
Но не он, а пятый всадник оказался бы для постороннего наблюдателя
порождением ночного кошмара. Правда, до поры до времени этот наблюдатель
ничего бы не заподозрил: зеленую кожу лица от чужого глаза скрывал добрый
шлем. Но на ночных привалах стальная личина снималась.
Не мигая, смотрели в звездное небо багровые зрачки, словно ведя
беззвучный, нескончаемый разговор с бледной Луной. В ее зыбком, неверном свете
он казался порождением ночных демонов, он, Урук, последний воин народа,
называемого людьми его мира просто: орки.
Вроде ничего особенного, если б не цвет кожи, алые зрачки да длинные
клыки, чуть тронутые желтым налетом. Прядь жестких, рыжих волос пропущена
сквозь золотое кольцо, обвитое вязью рун. А так воин как воин: рост до
середины груди взрослого руса и длинные, жилистые руки до колен. Когти на
руках достойно завершали образ. Как, хихикая, говаривал один из его спутников:
"Красавчик у нас, хоть крести..."
Из-за спины чудо-воина виднелись два клинка: вороненый ятаган и прямой
полуторник дивной работы. Ятаган висел на виду, открыто, меч-полуторник от
людского ока скрывали щедро намотанные тряпки. Но даже тряпье, на которое не
поскупился зеленокожий воитель, не могло скрыть от Мерлина волны силы,
исходящей от оружия Странников. Оружия тех, кого люди



Назад