туры c045843e

Амфитеатров Александр - Попутчик



Александр АМФИТЕАТРОВ
ПОПУТЧИК
- А позвольте спросить, милостивый государь: вы не статский советник?
Я взглянул в темный угол вагона, откуда раздался этот неожиданный вопрос,
и узрел небольшого человечка, одетого в серое пальто. По близорукости и за
темнотою в вагоне, я не мог рассмотреть лицо серого господина, плотно
укутанное в кашне.
- Нет, я не статский советник. А что?
- Так. Едем мы с вами - наружность ваша показалась мне симпатичною -
захотелось завязать разговор: вот я и спросил.
- Почему же именно о чине?
- Потому что... да вы, действительно, не статский советник?
- Помилуйте! Куда мне! - закоснелый титуляшка.
- Ну, очень рад, так как - видите ли: я, как человек искренний, не желаю
никаких сближений со статскими советниками.
- За что вы их невзлюбили?
- За то, почтеннейший, что я сам статский советник - и вот уже
шестнадцать лет, как мои интересы столь радикально разошлись с интересами
моих собратий по сему чину, что, кроме взаимных огорчений, мы друг другу
ничего причинить не можем. Но оставим этот вопрос. Куда изволите ехать?
- В Рымск.
- А! Это далеко?
- 240 верст от Москвы.
- Гм... жаль, очень жаль...
- Что вы сказали?
- Нет-с, ничего, это я так...
Мы помолчали. Странный собеседник мой беспокойно ерзал на месте, словно
хотел сказать что-то и не решался.
- Молодой человек, а, молодой человек! - начал он наконец.
- Что прикажете?
- Повторяю вам: лицо ваше внушило мне с первого взгляда непреодолимую
симпатию, и... коль скоро вы не статский советник, я хотел бы оказать вам
услугу.
- Очень благодарен.
- Я дам вам чудесный совет, который продлит дни вашей жизни, сохранит вам
здоровье, спасет вас от опасности...
- Какой же это совет? Не напиваться допьяна?
- Нет: слезть с поезда на последней станции пред двести семнадцатой
верстой...
- Вот тебе раз! Чего ради?! Слезать на совсем неподходящей станции!
- Неподходящей, может быть, зато безопасной.
- От чего?
- От крушения, которому неминуемо подвергнется наш поезд на двести
семнадцатой версте.
- Что-о-о!
Господин в сером совершенно серьезно повторил свои слова.
- Вы, конечно, шутите? - сказал я.
- Ничуть. Я, знаете ли, не любил шуток и, когда был в ж... я хочу
сказать: когда находился на службе, а в настоящем моем грустном положении
совсем уже не до шуток. Крушение будет, непременно.
- Откуда вы знаете?
- На этот вопрос позвольте промолчать.
Странные заявления моего собеседника сбили меня с панталыка: я
недоумевал, кто разговаривает со мной - мистификатор, сумасшедший или, чего
доброго, в самом деле какой-нибудь злоумышленник, подготовивший катастрофу
и, по странному капризу, задумавший исключить меня из числа своих жертв?
- Что же? - прервал он молчание,- слезете?
- Прежде, чем ответить, позвольте спросить: сами вы далеко ли едете?
- Я? Аккуратно до двести семнадцатой версты.
- Значит, вы не боитесь крушения?
- Я ничего не боюсь.
- Вот как! После этого вы просто железный человек.
- Увы! Нет... Когда я был в ж... когда я находился на службе, я был
трусом из трусов, но теперь от всех земных перемен мне ни тепло, ни
холодно: я ведь, с позволения вашего сказать, покойник.
- Брр... кккка-а-аккк?!?!?!..
- Покойник-с, мертвец, если вам больше нравится, вообще нежить... Не
извольте стучать зубами: от этого, кроме порчи эмали, ничего не
получается,- а лучше выслушайте!
Шестнадцать лет тому назад, в этот самый день, я ехал по казенной
надобности из города Сивоплюя в город Проходимск. Близ станции Ухорезовки я
вышел из ваго



Назад